Получайте новости с этого сайта на

Боливия: реванш левых


Победа партии «Движение к социализму» (MAS) на выборах в Боливии это, конечно, хорошая новость для левых. Но в России, увы, не для всех левых. Ведь на события, происходившие в Боливии, постоянно ссылались те, кто доказывали бессмысленность участия в «буржуазных выборах» (всё равно победить невозможно), а в последнее время и некоторые защитники режима Лукашенко. Помните, говорили они, как совсем недавно свергли президента Эво Моралеса, пообещав народу новые честные выборы. Но ведь ясно, что после того, как во временной администрации контроль взяли правые политики, никаких честных выборов, не будет, а у левых нет ни малейших шансов при голосовании победить.

И вот выборы состоялись. Кстати, они и в самом деле не были честными, достаточно вспомнить, что кандидата MAS Луиса Арьеса, вернувшегося из эмиграции, чтобы выставить свою кандидатуру, арестовали в аэропорту и избили, что его не хотели регистрировать, что партию пытались запретить, что на избирателей оказывалось сильнейшее давление. И несмотря на всё это Арьес не только победил в первом же туре, набрав 52% голосов, но и его партия взяла большинство в обеих палатах парламента. То, что называется landslade, сокрушительная победа.

Для того, чтобы понять произошедшее, необходимо вернуться на несколько лет назад, когда администрация Эво Моралеса, первоначально воплощавшего надежды коренного населения Боливии на настоящее, а не формальное равенство, начала стремительно терять популярность. Причиной этого была, во-первых, коррупция, быстро разраставшаяся и достигшая недопустимых даже по латиноамериканским меркам масштабов, отсутствие сколько нибудь ясной стратегии социального развития и стремление самого президента оставаться на своем посту как можно дольше, независимо от требований конституции. Постепенно складывалась система личной власти Моралеса. Деградация левореформистского проекта в той или иной степени наблюдалась во всех странах Латинской Америки, где в начале 2000-х годов начались прогрессивные перемены. Причина кроется не только в амбициях лидеров и в авторитарной политической культуре вообще присущей региону, но и в том, что перераспределительная программа-минимум была в основном уже выполнена, а начать более радикальные структурные изменения не было ни желания, ни решимости. Оставалось лишь цепляться за власть, мотивируя это тем, что если мы уступим рычаги управления, то придут правые и сломают всё то хорошее, что мы сделали за прошлые годы. Но сама же проводимая политика начинала систематически подрывать эти благие начинания, формируя социальную базу для массового протеста, который, естественно, смогли использовать правые.

Падение Моралеса и в самом деле обернулось приходом к власти реакционных политиков. Временный президент Жанин Аньес, оказавшаяся на своем посту благодаря поддержке военных, обещала свободные выборы, в которых она даже не будет участвовать, но довольно быстро принялась проводить неолиберальные контрреформы. Одновременно начался террор праворадикальных банд по отношению к индейцам, в которых видели опору Моралеса. Сам бывший президент и часть его команды вынуждены были покинуть страну, опасаясь уголовного преследования. Так что на первых порах, казалось, подтверждались прогнозы пессимистов, доказывавших, что каким бы коррумпированным ни был режим Моралеса, его надо было защищать во избежание чего-то худшего.

Но события развернулись совершенно иным образом. Атака на социальные права граждан спровоцировала сопротивление, причем ставшее по-настоящему эффективным именно потому, что старых вождей MAS уже в рядах протестующих не было, движение стало порождать новых лидеров, многие из которых были принципиально отчуждены от власти или заметных постов при Моралесе. Новая власть быстро дискредитировала себя, а народные массы оказались способны перегруппироваться. Под давлением низов правительство вынуждено было начать выполнять свои обещания. Сама Аньес, почти забывшая о ранее заявленной готовности не выставлять свою кандидатуру, принуждена была сдержать слово. Вместо неё кандидатом новой власти оказался более умеренный Карлос Меса (кстати, уже бывший ранее президентом республики), но и он не смог спасти дело. Тем более, что вынужденные уступки Аньес, которой пришлось согласиться на легализацию MAS и одновременное проведение выборов президента и депутатов, раскололо лагерь власти. Соперником Месы стал крайне правый политик Фернандо Камачо.

После подсчета голосов MAS не просто возвращается к власти, но и возвращается окрепшим за счет новых кадров и народной поддержки. Сможет ли Арсе оправдать возлагаемые на него ожидания и не повторит ошибок Моралеса? Это покажет время. Но события, происходящие в Бразилии, Эквадоре и Чили показывают, что левая волна в Латинской Америке возвращается. Причем на сей раз низовые народные движения требуют более радикальных перемен.

А нам предстоит извлечь из боливийской истории свои собственные уроки. И главный из них состоит отнюдь не в необходимости борьбы за «честные выборы», хотя и в этом тоже. Успех боливийских левых, да и сами честные выборы стали возможны прежде всего за счет массовой низовой мобилизации и организованности трудящихся, которые не уступили ни силовому, ни моральному давлению новых правителей после свержения Моралеса. Напротив, перегруппировавшись, они смогли вернуть на свою сторону значительную часть средних слоев и часть рабочего класса, которые отвернулись от MAS в конце правления предыдущего «левого» президента. Это, в свою очередь, требовало не только стойкости и готовности к борьбе, но и способности выстраивать широкую прогрессивную коалицию давшую большинству граждан надежду на реальное торжество демократии. Напротив, праволиберальные силы, зацепившись за руль, очень быстро показали не только неспособность решать проблемы страны, но и продемонстрировали, что не являются в действительности носителями тех самых принципов демократии, ради которых свергали правительство Моралеса.

Уроки Боливии могут очень пригодиться и в Белоруссии, а может быть и в России. Не стоит надеяться, будто поражение авторитарных режимов автоматически обернется приходом к власти левых и торжеством «настоящей демократии», точно также как нет смысла ждать, пока откроются возможности для такого счастливого и мгновенного поворота. Политический процесс не делается по нашему заказу и бесполезно предполагать, что когда-нибудь нам этот заказ история просто «доставит». Но борьба за демократические свободы является важнейшим принципом и первоочередной задачей, именно потому что она неотделима от работы по политическому просвещению и организации трудящихся.

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить