Получайте новости с этого сайта на

Крушение Трампа: есть ли повод для злорадства?

Несколько дней назад я наткнулся в сети на сравнение вашингтонской акции трампистов с ГКЧП. Сперва эта параллель показалась мне несколько искусственной, но наблюдая за тем, как разворачиваются события в США, я прихожу к выводу, что это сравнение было вполне уместным.

Разумеется, акция трампистов была безумной и политически совершенно бессмысленной. Что, впрочем, можно сказать и про московских путчистов 1991 года. Но главное сходство двух событий состоит в том, что и те и другие, выступив в защиту существующих институтов и привычного порядка, дали козыри в руки той части элиты, которая была настроена полностью переделать этот порядок под себя. Тем самым они запустили процесс ломки институтов и радикального изменения политических правил, причем в глазах общества роль «путчистов» и нарушителей порядка играют не те, кто его ломают, а те, кто бездарным образом попытался его защищать.

После бестолкового штурма Капитолия, когда протестующая толпа схлынула, столичная политическая элита получила оправдание и основания для целого ряда мер, ранее в США просто немыслимых. Мало того, что в социальных сетях дружно и поразительно скоординированно начали вводить цензуру (разные частные сети, принадлежащие конкурирующим корпорациям, почему-то все приняли совершенно одинаковые решения), но и банки столь же единодушно принялись вводить ограничения на политические пожертвования. Причем ясно, что под блокаду попадают именно народные пожертвования и донаты от владельцев мелкого и среднего бизнеса, которые вынуждены пользоваться соответствующими банковскими сервисами.

На фоне единодушия всех больших телеканалов (от либеральной CNN до консервативных FoxNews) очень значимым решением выглядит и блокировка «экстремистских» сетевых платформ (самой известной из которых является Parler).

Тут напрашивается ещё одна параллель с ГКЧП. Путчисты, которые вывели танки на улицы Москвы, не вызывали особой симпатии у общества. И когда их стали преследовать, мало кто переживал. Смысл происходящего стал ясен в полной мере лишь позднее: теперь танки уже стреляли по парламенту, который всего 2 года назад прогрессивная общественность призывала защищать от путчистов. Вот и теперь в США репрессии и запреты тоже оправдывают необходимостью бороться против правых радикалов, неспособных вызывать симпатию у сколько-нибудь разумного человека. Ряженые идиоты, устроившие погром в Палате представителей Конгресса США, выглядят отталкивающе. Их идеология — набор конспирологических бредней и предрассудков. Они лишь дискредитируют президента, которого пытаются защищать. Да и сам президент выглядит как неприятный рыжий клоун. Но в этом то вся суть: сперва репрессивную систему опробуют на группах, не вызывающих общественного сочувствия. Затем, когда механизм отработан, его можно применять уже без оглядки на общественное мнение.

Всякий, кто помнит передачи российского телевидения в 1993 году, когда танки Ельцина расстреливали парламент в Москве, не может не почувствовать сильнейший эффект дежавю: на CNN и других массовых американских каналах любая новостная передача превращается в затяжную «пятиминутку ненависти», слова «террористы» и «экстремисты» применительно к политическим оппонентам звучат каждые несколько минут, а редактора программ даже для проформы не пытаются дать слово представителям иной (пусть и не противоположной, но просто иной) точки зрения. Словесная агрессия обрушивается на зрителя в таких объемах, что всё это уже отличается от нынешнего российского телевидения только более высоким качеством картинки и немного менее отвратительными голосами ведущих.

Одновременно разворачивается подготовка импичмента Дональда Трампа. Казалось бы, инициатива совершенно абсурдная, поскольку действующему президенту США осталось находиться в Овальном кабинете всего несколько дней, а резолюция об импичменте, если соблюдать процедуру, войдет в силу не раньше 20 января, когда Трамп по-любому обязан будет передать полномочия Джо Байдену. Но организаторы импичмента даже не скрывают: импичмент нужен не для отстранения Трампа, а для того, чтобы не позволить ему в 2024 году снова баллотироваться и выиграть выборы. Что же такого планируют победившие Демократы сделать за 4 года со страной, что боятся такого поворота событий? И если они сами оценивают Трампа как безумца и человека, возглавлявшего совершенно провальную администрацию (последнее, кстати, правда), то как же они оценивают американцев? Неужели они считают большинство своих сограждан идиотами, которым нельзя давать право выбора?

Даже ссылка на экстремистские настроения, якобы органически присущие «белым мужчинам», не работает, поскольку таковые составляют в США уже меньшинство, причем сокращающееся. Но беда в том, что поддержка Трампа за время его правления среди белых мужчин как раз снижалась, зато росла среди женщин, латиноамериканцев и потомков чернокожих рабов. Иными словами, угрозой для истеблишмента являются не «белые мужчины», а просто любое большинство, которое может сформироваться на основе неприятия существующей элиты.

Вводя цензуру в сети и контроль над сервисами политических пожертвований, корпоративная элита США присваивает себе право определять кому и как дозволено заниматься политикой, какие мнения допустимы к распространению и обсуждению, а какие — нет. Причем борьба с идеями, в самом деле заслуживающими критики, сводится к запретам. Честное ведение спора, аргумент против аргумента, факт против факта — это метод борьбы с идейными оппонентами признан неэффективным и безнадежно устаревшим. Почему? Да потому, что собственные идеи и собственная повестка, продвигаемая элитами, ничем не лучше, чем то, что они запрещают.

Очевидный урок состоит в том, что частная цензура ничем не лучше государственной. И хотя в Кремле по этому поводу злорадствуют, выглядит это довольно жалко. В конце концов публично радоваться тому, что твой сосед оказался таким же мерзавцем, как и ты, бессмысленно. Вам просто предстоит разделить одну и ту же участь. О чем, кстати, давно говорили левые: борьба против капиталистических монополий и против авторитарного государства — по сути одна и та же борьба за свободу.

Встает, однако, более масштабный вопрос: а как правильно организовать работу публичных общедоступных платформ? Ответ напрашивается: они должны быть под общественным контролем, который, в свою очередь, основан на четких, понятных и одобряемых большинством граждан правилах. Переход платформ в общественную собственность будет иметь смысл лишь в условиях, когда демократический контроль гарантирован, а управление осуществляется через демократически сформированные представительные органы. Поскольку же сегодня большая часть платформ работают на глобальном уровне, управление и контроль тоже должны обеспечиваться представительными межнациональными структурами. Но заметим, что ничего подобного ни один из «серьезных политиков», даже на левом фланге, не предлагает.

Сегодня левые в США в основном аплодируют мерам, принимаемым против Трампа и его единомышленников. Но беда в том, что после разгрома трампистов именно они будут следующими. Объективная логика политического состоит в том, что поражение правого популизма в условиях, когда объективные проблемы остаются нерешенными (и никто их решать не собирается), создает предпосылки для подъема аналогичной волны на слева. И как только это станет реальным шансом, вся мощь репрессивной машины обрушится (возможно даже — превентивно) именно на левых. Так что зря многие сторонники Берни Сандерса сейчас аплодируют происходящему: они будут следующими.

Добро пожаловать! Вы первый раз здесь?

Что вы ищете? Выберите интересующие вас темы, чтобы улучшить свой первый опыт:

Применить и продолжить